Эта книга ‒ еще одно свидетельство о беспределе румынской цензуры в, якобы, суверенной Республике Молдова: мы вынуждены были издать ее за рубежом. Всем книжным магазинам запрещено ее брать. Лишь книжные магазины «М.Еминеску» и Академкнига рискнули выставить несколько экземпляров.

Эта книга – уникальная. Это первое и, пока, единственное сравнительное исследование становления этнических и языковых реалий на карпатско-днестровском ареале и в зоне между Карпатами и Дунаем с XI – XIII вв. до наших дней. В нее включена, хронологически и тематически систематизирована и комментирована лишь  малая часть огромного молдавского историко-географического информационного пласта: сведения о Молдавии, молдаванах и о молдавском языке. Они приводятся в сопоставлении с известными на сей день письменными, а не воображаемыми, данными о басарабах/трансалпинах/угровлахах/валахах/мунтянах, с XIX в. объявивших себя «румынь».

Эта книга открытий. В ней впервые сообщается, что название «Молдавия», «край, область», известно с 1086 г., как доказал молодой историк Евгений Паскарь.

Читатели, просвещенные специалисты, в том числе языковеды из румынской академии и из ее кишинёвского отделения, убедятся в том, что:

—        название родного языка молдаван удостоверяется с XIV – XV в.: наречие «молдовенеште»;

—        лимба молдовеняскэ (молдавский язык) письменно утверждается с 1572 г.: дарственная запись Афанасия Кочаги, составленная на удивительно складном, поныне понятном, без единого славянского слова, молдавском языке;

—        первый Молдавский Лексикон (Катастифул мэнэстирий Галата) составлен в 1588 г.;

—        название языка (глоттоним) молдаван отмечается в зарубежных документах и научных работах с XVI в.: moldauische Sprasche (Тироль, 1591 г.); по свидетельству немецкого энциклопедиста Конрада Шурцфлейша, глоттоним lingua moldavorum отмечает французский историк Жак Огюст Туанус в своих Histoiries… (1591 г.);

—        молдавская филология окончательно утверждается в XVII в.: Пентру лимба ноастрэ молдовеняскэ Гр.Уреке (1635 – 1637 гг.); Деспре лимба молдовеняскэ сау румыняскэ Мирона Костина (1677 г.); Заметьте: молдовеняскэ прежде всего! (Как доказал румынский языковед Василе Арвинте,   прилагательное   «romînească»   документируется   с   1838 г.);

Дикционарул греческ-славон-молдовенеск-латин (Греко-славяно-молдавско-латинский словарь) Н.Милеску-Спатару, 1672 г.; (о валахском/валашском языке  неизвестно никакой попытки его изучения, по меньшей мере до конца XVIII в. в Угровлахии/Валахии/Мунтении);

—        об истории Молдавии молдаване пишут с начала XV в. (1407 г.), затем последовали знаменитые Молдавско-славянские летописи (не имеющие аналогов в Угровлахии);

—        История Молдавии на молдавском языке создается в первой половине XVII в.: Летописецул молдовенеск Евстратия Логофета (1630 – 1632 гг.), Летописецул Цэрий Молдовей Гр.Уреке (1635 – 1637 гг.), Летописецул Цэрий Молдовей Мирона Костина, 1675 г.; (первые исторические тексты на валахском/валашском языке – так называемые «мунтянские хроники» появились лишь в 1690 г.: Letopiseţul cantacuzinesc, Letopiseţul Bălenilor).

Это – книга о трюизмах, о давным давно известных истинах, которые не признаются только валахами, ныне «румунь». Например, архиизвестно, что влахи/валахи – это «денационализированные, ассимилированные римлянами жители колонизированных восточных провинций», а не «румыны», как об этом кричат угровлахи/валахи/мунтяне уже два века.

Молдаване – осознанная с XIII в. этническая общность (баллада Миорица), отмеченная в грамотах Молдавской канцелярии с XIV в.: «Роман воевода Земли Молдавской» опирается на «веру всех бояр молдавских» (грамота от 30.03.1392 г.); в актах венгерского, польского, угровлашского/валашского дворов; в польских, венгерских, русских, угровлашских/валашских хрониках; в работах средневековых венгерских, польских, немецких, французских, русских, итальянских историков…

Таким образом, название Молдова, этноним молдовень, глоттоним лимба молдовеняскэ утвердились в сознании молдаван, в европейском политическом и этноязыковом обороте за 600 лет до рождения И.В.Сталина (1879 г.).

Термин «румын» (= холоп, крепостной) в этническом значении начинает распространяться лишь с конца XVII в. К тому времени – конец XVII в., когда начинает распространяться термин «румын» в этническом значении – молдаване имели 400 лет непрерывного молдавского языкового и этнического стажа, 300 лет непрерывной государственной жизни в карпатско-днестровских пределах исторической Молдовы.

Поразительно: по сей день румыны делают вид, что не знают об этом.

Это – книга сюрпризов. Она приведет в замешательство не только басарабов/трансалпинов/угровлахов/валахов/мунтян, ныне «румынь», но и случайных президентов, премьер-министров, безбрежно самоуверенных министерш из ведомства безобразования и даже министров иностранных иллюзорных дел… Все они в растерянности воскликнут подобно кокоткам Монтескье: «Уму непостижимо! Эти господа – молдаване! Невероятно! Как кто-нибудь может быть молдаваном?!»

Они в обморок упадут, когда узнают, что правители Страны басарабов/Трансалпинии/Угровлахии/Валахии/Мунтении (о мифической «Цара ромыняскэ» никто понятия не имел!) в своих официальных внутренних актах от «Ladislaus, Dei et regis Hungariae gratis, vajvoda Transalpinus» (Ладислау милостью Божьей и короля Венгрии, воевода Трансалпинии, акт от 25.11.1369 г.) до «Радул воеводы и господина Земли Угровлахийской» – акт от 13.12.1500 г.), во-первых, так и не определились с названием своей южнокарпатской страны. Во-вторых, так и не узнали: как же называются ее жители ‒ их подданные?!

Эти умопомрачительные ‒ для случайных президентов, премьер-министров, министров иностранных дел, для наемных конституционных судей, для безграмотных трубадур и трубадуров из продажных радио и ТВ, для самонадеянной министерши из ведомства безобразования ‒свидетельства особенно поучительны сегодня, когда Неизвестно Кто, наследники Анонимной Безымяной (1369 ‒ 1500 гг.) Толпы, под чужими лозунгами, стремятся опутывать нашу Молдову несвежими, дырявыми румынскими идеологическими простынями.

Эта книга о необходимости усвоения уроков истории. Еще в 1908 г. Н.Йорга установил: «Между Прутом и Днестром располагается страна, которую русские назвали «Бессарабия», когда завоевали ее в 1812 г. Подавляющее число сельских жителей этого крупного и богатого края назывались, и сегодня называются молдовень, и они говорят на нашем языке, который называют молдовеняскэ».

В 1937 г. Н.Йорга еще раз напоминал: «В действительности, всё различно между этими двумя странами ‒ Молдова и Валахия, которые в начале даже не соприкасаются…».

Прошло более 100 лет, а румыны так и не усвоили эти простые истины. Неужели румыны такие тугодумы?!

«Несомненно, Молдова и Цара ромыняскэ ‒ это две разные страны…» Л.Боя, 2002 г.

«До XIX в. (на самом деле до 1862 г. ‒ В.С.) молдаване не только имели свою отличную (от Валахии) историю, но и не назывались «румынами», а молдаванами» Л.Боя, 2002 г.

Неужели румыны такие тугодумы?!  Неужели так трудно усвоить, что «Никто не сможет отрицать молдовенизм Бессарабии ‒ КАК И МАДЬЯРИЗМ ТРАНСИЛЬВАНИИ! ‒ пока на их полях трудятся руки молдаван ‒ и венгров ‒ а в их селах (и городах) звучит, почти повсеместно,молдавская (и венгерская) речь» Михаил Садовяну, 1926 г.

Эта книга о любви к людям, независимо от их имени и от названия их языка. Сказано ведь и общепризнанно:

«Все люди и группы людей имеют право отличаться друг от друга, рассматривать себя как таковых и считаться такими».

«Идентичность происхождения никоим образом не затрагивает возможности для людей вести различный образ жизни; она также не исключает ни существования различий, основывающихся на разнообразии культур, среды и истории, ни права на сохранение культурной самобытности». ‒ Декларация ООН о расе и расовых предрассудках, 1978 г.

Это книга ‒ еще одно свидетельство о беспределе румынской цензуры в, якобы, суверенной Республике Молдова: мы вынуждены были издать ее за рубежом. Всем книжным магазинам запрещено ее брать. Лишь книжные магазины «М.Еминеску» и Академкнига рискнули выставить несколько экземпляров.

— Василий Стати

ПОДЕЛИТЬСЯ