18 июня 2019 года парламент Молдовы создал комиссию для расследования случаев незаконной приватизации и сдачи в концессию государственной собственности.

Грабительская подЛянка

Несмотря на создание следственных парламентских комиссий, доступ парламента к документам до сих пор крайне ограничен. Саботаж следствия принял мифические формы.

Попробуем разобраться, опираясь на скудные данные, которые опубликовало Агентство государственной собственности на своём официальном сайте https://app.gov.md/.

Остановимся исключительно на приватизациях, хотя и процесс ликвидаций многих предприятий тоже вызывает вопросы, о чём мы как-нибудь напишем в другой статье.

В основе всех приватизаций, которые проводились с 2008 года, стоял Закон №121/2007 от  04.05.2007 г. «Об управлении публичной собственностью и её разгосударствлении», а также Постановление правительства №945 от 20.08.2007 года. «О мерах по выполнению Закона №121-XVI». Закон включал список объектов, не подлежащих приватизации. А вот постановление, наоборот, включало список объектов для приватизации. Позже этот закон был изменён 22 раза (при ПКРМ – 1 раз), постановление пересмотрено 23 раза (при ПКРМ – 8 раз)!

Список предприятий, которые не могут быть приватизированы, меняли восемь раз! Список предприятий (Приложение №2), которые могут быть приватизированы, 21 раз! При этом вы нигде не найдёте первоначальный список обоих приложений. Всё почистили, всё убрали. Теперь вы понимаете, какие интересы стояли за приватизациями прибыльных госпредприятий?!

Правительство Гречаный внесло коррективы в список объектов один раз (Постановление №671 от  06.06.2008 г.), включив 283 предприятия, но сохранив многие стратегические. Но даже те объекты, которые были включены в приложение под грифом «не подлежат приватизации», позже были отданы на откуп частным лицам. К примеру, ГП Gările şi Staţiile Auto было отдано в концессию (речь об автовокзалах страны). В СМИ появились обвинения, что в 2019  году была приватизирована бывшая столовая правительства – здание, имеющее статус исторического памятника!

Особый интерес вызывает Постановление № 764 от  24.09.2013 г., посредством которого премьер-министр Ю. Лянкэ изменил Приложение № 2 к Постановлению правительства № 945 от 20 августа 2007 года. Проще говоря, расширил список предприятий, которые можно и нужно приватизировать!

И если при правительстве З. Гречаный список объектов, которые не подлежат приватизации, включал около 175 предприятий, то после постановления Ю. Лянкэ  список урезали до 161.

Лёгким движением руки «просто премьера» многие из таких важных для государства предприятий, как ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-Норд (Бельцы), Termocom, Apă-Canal, RED-Nord (Бельцы), RED Nord-Vest (Дондюшаны), Moldtranselectro, Apele Moldovei, Moldresurse, аэропорт Маркулешты и другие были исключены из списка объектов, не подлежащих приватизации! То есть их включили для распродажи. Более того, Агентство государственной собственности перешло в полное подчинение Минэкономики, то есть ДПМ! До этого оно управлялось Минэкономики, но было автономным.

Позже премьер-министр П. Филип внесёт «мелкие изменения» в список объектов, которые могут быть приватизированы. Но свой удар он нанесёт в 2019 году, прямо в разгар избирательной кампании. Сей господин издал Постановление правительства №81 от 11.02.2019 года. Помимо Moldtelecom, в программу приватизации были включены два стратегических государственных предприятия, образованных после реорганизации/слияния RED Nord-Vest и RED Nord. Речь идёт о RED Nord и FEE Nord из Бельц. Проще говоря, основу великого грабежа заложил Юрий Лянкэ, дальше  было делом техники.

«Приватизация под руководством ДПМ нанесла огромный удар по экономической безопасности страны, обескровила бюджет, лишила тысячи граждан работы, укрепила  мощь олигархических структур и транснациональных корпораций».

Факторы-мифы

Обычно официальные лица говорили о нескольких факторах, которые делали приватизацию стратегических предприятий страны неминуемой, а именно:

1) рекомендации МВФ и ЕБРР;

2) необходимость пополнить доходы бюджета;

3) нерентабельность государственных предприятий.

На самом деле большинство из вышеназванных причин, кроме рекомендаций МВФ и ЕБРР, не более чем мифы.

Рассмотрим по порядку, чтобы понять, о чём идёт речь.

МВФ И ЕБРР внесли свой вклад?

Действительно, программа приватизации была заложена меморандумом с МВФ от 29 ноября 2006 года. Документ назывался  «Письмо о намерениях, Меморандум об экономической и финансовой политике на 2007 год и Технический меморандум о договорённости».

В 31-м пункте  правительство РМ обязалось на основе закона «Об управлении государственным имуществом и разгосударствлении государственного имущества», принятие которого ожидается к концу декабря 2006 года, подготовить проект перечня нормативных актов, которые будут разработаны и внедрены в сфере управления государственным имуществом. При представлении парламенту проекта закона о бюджете на 2008 год правительство предъявит данные о финансовых результатах за 2006 год государственных предприятий (как предприятий со 100% государственной собственностью, так и акционерных обществ, в которых государству принадлежит мажоритарный пакет акций). В 35-м пункте говорится: «Для усиления процедуры реструктуризации неплатёжеспособных предприятий Совет кредиторов будет ликвидирован к концу 2006 года…»

Уже в обновлённом меморандуме от 25 июня 2007 года («Обновлённый меморандум по экономической и финансовой политике на 2007 год») правительство оповещает МВФ о том, что в декабре 2006 года парламент принял новый закон «О публичном долге, государственных гарантиях и государственном рекредитовании».

Исполнение трёх мер программы выбилось из разработанного графика. Эти меры уже выполнены или будут выполнены в скором времени.

4 мая 2007 года парламент Республики Молдова принял закон «Об управлении публичной собственностью и её разгосударствлении». Этот закон призван оживить процесс приватизации и усовершенствовать управление публичной собственностью. В частности новый закон включает в себя перечень активов, которые в настоящее время не подлежат приватизации, все остальные государственные активы могут быть проданы. Кроме того, на основе этого закона правительством составлен перечень нормативных актов в сфере управления государственным имуществом, которые будут разработаны и выполнены.

Проще говоря, правительство Тарлева было вынуждено подписать эти два соглашения с МВФ по причине экономического кризиса, закрытия рынков вина в РФ.

Тем не менее подчеркнём один нюанс: МВФ рекомендовал приватизацию, возможно и список объектов, но не грабёж и разорение госпредприятий. То же самое сделал и ЕБРР в 2013 году, но с одним нюансом – предлагалось вывести стратегические госпредприятия из энергетического сектора! ДПМ так и сделала.

Стратегическая ошибка

Второй аргумент в пользу приватизаций – это поступления в госбюджет. Давайте посмотрим на цифры. Доходы, полученные от приватизации объектов госсобственности в 2007 – 2018 годах, по данным Минэкономики и АГП, выглядят так (млн леев):

2008 г. – 870; 2009 г. – 38,5; 2010 г. – 95,5; 2011 г. – 110,8; 2012 г. – 130,8; 2013 г. – 112; 2014 г. – 184; 2015 г. – 36,7; 2016 г. – 321,4; 2017 г. – 166,44; 2018 г. – 366.

Как видим, самый большой доход от приватизаций был в 2008 году – 870 млн леев. Денежная сумма, полученная государством от приватизаций, просто смехотворна и намекает на обычное разграбление. Обескураживает и факт, что цифры разнятся. У Минэкономики доходы от приватизации 2008 го-да – 870 млн леев, у Счётной палаты – 876,7 млн, в 2009-м у Минэкономики – 38,5 млн, а у СП – 34,6 млн леев.

В 2012 году, по данным Минэкономики, 130,8 млн леев, по данным Агентства госсобственности – 140 млн леев ($11,5 млн)! Этот разнобой цифр только подтверждает гипотезу о некоем хаосе или даже бардаке в учёте активов приватизации!

Также нужно подчеркнуть, что с 2009 по 2019 год доходы от приватизации составляли менее 50 % от запланированного. К примеру, доходы госбюджета от приватизированного в 2013 году государственного имущества составили  48% от намеченного. Всего в 2008–2019 годах бюджет получил от продажи госсобственности 2 млрд 432 млн 140 тысяч леев. Не густо. Ясно одно (и об этом говорили многие экономисты): проводить приватизацию ради пополнения госбюджета – это стратегическая ошибка, если не преступление.

О «нерентабельности» госпредприятий

Безусловно, ДПМ усиленно тиражировала миф об общей «нерентабельности» госпредприятий, когда речь шла об их управлении демократами. И в Китае с нами согласятся. В принципе, убери двойную бухгалтерию – и 50 % частных предприятий РМ разорятся.  Убери клиентурные госзаказы (когда тендеры выигрывают предприятия родственников политиков) – разорятся и остальные 50 %. Вот и вся рентабельность частного бизнеса! Не говорим уже о налоговых льготах, субвенции, преференциальных кредитах. Или это не так?

По данным Счётной палаты от 2012 года, долги предприятий публичного сектора в 2010 году составляли 1522,1 млн леев, в 2011-м – 1543,3 млн леев. То есть за год задолженность увеличилась всего на 20,4 млн леев. Однако 1 июля 2019 года СМИ опубликовали отчёт Агентства государственной собственности. Появился он аккурат перед новой волной приватизации стратегических предприятий страны. Согласно отчёту, государственные компании и акционерные общества, в которых государству принадлежит мажоритарный капитал, зарегистрировали на конец 2018 года долги на сумму более 18 млрд леев!

То есть получается, что за восемь лет управления ДПМ Министерством экономики и АГС эти долги выросли в 12 раз – с 1,5 млрд до 18 млрд леев! Больше всего увеличилась долгосрочная задолженность компании «Государственная администрация автомобильных дорог». Она достигла 2,8 млрд леев, увеличившись за год почти на 747 млн леев!

Долг Moldelectrica составляет 482 млн леев, увеличившись почти на 190 млн по сравнению с 2017 годом! «Молдавская железная дорога» на конец 2018 года зафиксировала долгосрочную задолженность в размере 265 млн леев, что на 153 млн больше, чем в предыдущем году!

Теперь вы понимаете, что эти госпредприятия готовили как минимум к концессии? Так же произошло и с ГП Gările şi Stațiile Auto (администрирует автовокзалы), которую летом 2018 года решили отдать в концессию на 25 лет! По той же схеме сдали ГП «Аэропорт», ГП Air Moldova, АО «Табачный комбинат»!

Предприятия намеренно загоняли в долги, а потом продавали за бесценок! Это и огромные премии, и зарплаты директоров, и дорогие покупки, и любопытные кредиты в Victoriabank (тогда принадлежал В. Плахотнюку) и Moldova-Agroindbank, и схемы по выводу активов, и госзаказы на ремонт, уборку, покупку мебели у фирм, близких к лидерам ДПМ.

Всего один пример. В 2018 году демократы отдали за спасибо госкомпанию Air Moldova, которую предварительно обанкротили. Продали её в 2018 году за 1,2 млрд леев, но бюджет получил всего 50 млн леев! Якобы остальные деньги, то есть более миллиарда леев, – это долги госпредприятия! Но это, безусловно, требует отдельной статьи.

Ясно одно: приватизация под руководством ДПМ нанесла огромный удар по экономической безопасности страны, обескровила бюджет, лишила тысячи граждан работы, укрепила мощь олигархических структур и транснациональных корпораций.

ПОДЕЛИТЬСЯ