Фракция ПСРМ в муниципальном совете Кишинёва за четыре года сумела не просто выжить в оппозиции, вопреки насквозь коррумпированному правлению Дорина Киртоакэ, а позднее — ставленникам ДПМ Сильвии Раду и Руслану Кодряну. Но фактически начинает играть в сегодняшнем совете первой скрипкой. Думается, не в последнюю очередь благодаря усилиям человека, который возглавлял фракцию все четыре года.

Сегодня Ион Чебан готовится побороться за возвращение в столичную мэрию – на сей раз уже в качестве градоначальника. На эту тему господин Чебан специально для eNews дал большое интервью

Ради единственной цели

— Иван Васильсевич, вы сейчас занимаете пост вице-спикера парламента — должность, на которой при соответствующем желании можно сделать много полезного для страны. Почему всё-таки выбираете столичную мэрию?

— Наверное потому, что я по-настоящему люблю свой город. А ещё потому, что мне очень не нравится то, что с ним происходило долгое время, фактически с момента обретения Молдовой независимости. У меня давнее и стойкое неприятие того грустного факта, что вместо нормального созидания, Кишинёв, иногда по глупости, а зачастую и целенаправленно разрушался. «Город из белого камня», некогда одна из самых зелёных и красивых столиц нынче умудрилась оказаться в позорном Топ 10 самых уродливых городов мира. И я думаю, что любого кишинёвца, любого гражданина нашей страны такая его нынешняя «столичность» никоим образом не устраивает.

Ну а кроме того, льщу себя надеждой, что у меня накопилось достаточно знаний и опыта, особенно после упорной работы в городском совете в последние четыре года. Плюс у ПСРМ в Кишинёве сегодня отличная команда, мы знаем, как изменить положение дел в городе к лучшему.

— А какие конкретно знания, какого рода опыт вы считаете совершенно необходимым на подобной должности?

— В первую очередь нужно очень чётко понимать, как действует механизм административной власти. Что от него зависит, и что от него зависеть не может в принципе. С какими препятствиями и сложностями неизбежно придётся столкнуться в тот или иной момент. Естественно, это и теоретические знания, управленческие навыки, знание принципов менеджмента в целом, а также политик в разных областях — жилищно-коммунального хозяйства, зелёных насаждений и т. д.

Руководителю мэрии важно знать, какими альтернативами можно оперировать, когда ты что-то предлагаешь городу. Отчётливо понимать, как обстоят дела с финансами, с возможностью привлечения дополнительных средств, с частным сектором или международными организациями, как расставлять правильно приоритеты, куда канализировать ресурсы. Естественно, нужно знать, как всё это работает изнутри. Потому что в городском совете тот ещё «улей» — он составлен из очень разных людей всех политических мастей. А ещё важно подробно представлять себе, как работает правительство и как с ним договариваться, какие инициативы следует выдвигать в парламент и как в конечном итоге получать его одобрение по тому или иному городскому проекту. А конченая цель всего этого, по сути, единственная: город должен развиваться, а горожане видеть позитивные изменения.

Я всегда осознавал необходимость добротного профильного образования, поэтому за последние пять прошёл обучение и стажировку в лучших школах публичного управления в Москве, Лондоне, Париже и Берлине.

Интересы общества как безусловный приоритет

— Кишинёвская мэрия, главным образом стараниями Дорина Киртоакэ, долгое время многими воспринималась не как административное учреждение, а чуть ли не площадкой для «геополитических битв»…

— Я уже неоднократно говорил: это не Путин, не Трамп, не Меркель, не Бэсеску разрушают в Кишинёве тротуары, возводят незаконные здания, издеваются над памятниками. Это, как ни печально, исключительно наше отношение к самим себе. Поэтому я лично настаиваю на том, чтобы город полностью переключился с политических дискуссий и противостояний в чисто профессиональную, управленческую струю. Благо, есть чем в этом смысле заняться.

Горжусь тем, что фракция Партии социалистов, которой я руководил в совете четыре года, ни разу не позволила себе выставить политические вопросы впереди управленческих. Перед нами неизменно в первую голову стояла задача решать хозяйственные проблемы города, вопросы его развития. Будь то «социалка», помощь нуждающимся, инфраструктурные проблемы с очистными сооружениями, состоянием дворов, детскими площадками, дорогами, тротуарами. Это то, что требует ежедневного внимания.

И надо сказать, что по таким предельно конкретным вопросам мы в итоге научились находить компромиссы абсолютно со всеми советниками, какие бы политические силы они ни представляли.

— Но компромисса с господином Киртоакэ, ставленниками ДПМ Раду и Кодряну, судя по всему, так и не получилось?

— Давайте проговорим один принципиальный момент. Для фракции ПСРМ в мунсовете общественные интересы всегда оставались безусловным приоритетом в процессе принятия любого решения. Это вообще было единственное, чем мы руководствовались все эти годы. И именно поэтому фракции социалистов, постоянно пребывавшей в оппозиции, удалось добиться ощутимых результатов.

Так, для нас было важно продвинуть проект «комфортного двора». И вот на сегодняшний день это 240 детских площадок, установленных менее чем за полтора года. Или возьмём оборудованные с нуля спортивные площадки — к октябрю этого года их в городе будет 150, опять-таки за всё те же полтора года. Плюс десять стадионов.

Кроме того, мы предложили программу реабилитации инфраструктуры жилищного фонда — ремонт крыш, теплоизоляции, замену окон, много других вещей, которые до сегодняшнего дня почему-то совсем не принимались во внимание.

Деньги — горожанам, а не в карман ЛП

— Тем не менее, муниципальный совет – это, мягко говоря, не совсем то же самое, что аппарат примэрии, не так ли?

— Действительно, советник — это не исполнительная власть. Советник призван определять приоритеты финансирования определённых задач, которые стоят перед городом. Вот, к примеру. Фракции ПСРМ удалось добиться покупки автобусов для Кишинёва. То, как эта покупка была совершена нас не устроило абсолютно. Однако повлиять на ситуацию в данном случае фракция не может. Зато в наших силах эту сделку проверить — я лично отослал на сей счёт кучу документов в правоохранительные органы; ждём ответов. В целом, считаю, что можно было купить другие автобусы, можно было построить предприятия по их сборке, можно было смотреть чуточку дальше. И конечно же нет никаких сомнений, что на этой покупке кто-то весьма неплохо «наварился»…

Или взять всё те же детские площадки.  Люди иногда не понимают до конца, чего стоит их установить. Это многократные хождения по дворам, определение на местности, почему площадку следует оборудовать здесь, а не вон там… Это постоянное общение с людьми. 240 площадок означают 240 адресов. Если добавить сюда ещё 150 спортивных площадок, то вместе это почти 400 адресов…

На днях услышал мнение (про наш «поющий фонтан»): так ведь это за бюджетные деньги… Верно, друзья! Но почему за бюджетные деньги ничего подобного не делалось, допустим, пять лет назад? Политиков выбирают, потому что они что-то обещают своему избирателю, и их задача — это самое «что-то» воплотить в жизнь. То есть я как налогоплательщик хочу видеть, что у меня есть представитель, защищающий мои интересы — в том числе с помощью налогов, которые я плачу. Очень важно, в данном случае деньги не уходят в карман Гамрецкому, не уходят Габуричу с Кодряну в карман, не уходят Либеральной партии через их незаконные стройки. Нет, эти деньги идут на дела, которые мы дали обещание исполнить.

И ещё заметьте: советников 51 человек. У нас во фракции — 19. Решения, описанные выше принимаются 26-ю голосами. То есть нам нужно было всё это время находить, в том числе с другими фракциями, с независимыми советниками компромиссы. Для того, чтобы провести в жизнь те решения, за которые мы взяли ответственность перед избирателем. Не все из них удалось реализовать, но большинство – да.

Вот и не остаётся у меня вариантов: если в качестве мунсоветника мне удалось сделать многое, то в кресле мэра придётся сделать всё и даже больше…

О мутной воде и «рыбаках»…

— Между тем, для молдавской столицы ещё в конце восьмидесятых, в том числе московскими и питерскими специалистами, был разработан Генеральный план. Он применим, хотя бы частично, к сегодняшнему Кишинёву?

— Даже многие идеи Щусева актуальны по сей день. Вопрос в другом. Никому абсолютно, несмотря на нашу настоятельность, на наше упорство, на наши многочисленные предложения не нужны были раз навсегда установленные правила игры. А Градостроительный план — это в первую очередь жёсткие условия: что можно, а что нельзя, куда и как двигаться, на что следует выделять деньги в первую очередь. Всем прежним правителям нужна была в Кишинёве «мутная вода», в которой они столь успешно «ловили рыбу». Можно было выделять деньги куда и на что угодно, строить как попало, беззастенчиво разрушать исторические памятники.

Вот мы говорим, что в этом году у нас было запланирована реконструкция трёх городских фонтанов. Начать и закончить. Хотя по «поющему фонтану» мы работали с 2017 года — чтобы было понятно, насколько это непростой процесс.

И здесь фракции Партии социалистов пришлось убедиться, что компромисс компромиссу — рознь. Как находили общий язык? «Мы проголосуем за фонтан, если вы проголосуете за школу» — такой вариант для нас был приемлем. А если «мы проголосуем за фонтан, а вы за выделение кому-то пары земельных участков» – такой номер с нами точно не пройдёт. Гибкость, знаете ли, не бесконечна.

Заявляю со всей ответственностью: за четыре года фракция Партии социалистов не проголосовала ни за одно решение, носившее коррупционную составляющую. Ни за одно решения по отчуждению земельных участков фракция ПСРМ не голосовала. Такие решения должны проходить только через аукцион — открыто, прозрачно, понятно. И за это ещё нужно брать коммерческую цену. Потому что, когда эта сумма вольётся в бюджет, позволит формировать дополнительные возможности для горожан. Что на практике означает — больше компенсаций для малоимущих кишинёвцев по оплате коммунальных счетов, больше денег на дороги, лучше услуги в сфере образования. Это принципиально важно.

Ещё два слова о кишинёвских фонтанах. Мы поставили себе задачу в этом году некоторые из них реставрировать, некоторые отстроить фактически с нуля. И я ужаснулся, узнав, что, например, фонтан в скулянском парке был каким-то образом отдан… в частные руки. Как такое возможно?

Да, за четыре года мы многих вывели на чистую воду, да, отправили, наверное, тысячи запросов в различные компетентные органы. Но по-прежнему есть решения городского совета, которые попросту не выполняются. Игнорируются. А почему?

И тут опять возникает вопрос мутной воды. Да потому что кому-то нужен кусок земли, кто-то хочет построить здание там, где строить категорически нельзя с точки зрения любых строительных норм…

Самородки и свобода для бизнеса

— Как скоро в столице будет принят Градостроительный план, если кандидат Ион Чебан станет мэром Кишинёва?

— Через полтора года. Говорю сейчас исключительно с профессиональной точки зрения, это минимальный срок. Мы общались по этому вопросу с серьёзными специалистами в Москве и Питере, с французами говорили на эту тему. Можно родить концепцию за шесть месяцев. Но обработка информации, определение всей градостроительной политики — очень скрупулёзная работа. И естественно, в процессе ещё нужно советоваться с горожанами, выносить на публичные дискуссии вопросы, которые могут затрагивать интересы определённых групп граждан, экономических агентов.

Вообще, наша позиция заключается в том, что город необходимо рассматривать с точки зрения агломерации. Нас, социалистов, очень часть обвиняли в том, что мы якобы хотим отбросить пригороды. Неправда! Мы стремимся расширить видение развития города, и это видение должно включать максимальное число населённых пунктов. Потому что Кишинёв сегодня не просто столица, это экономический, социальный, политический, культурный центр страны. То есть всё это мы должны рассматривать в совокупности.

Словом, работы в этом направлении очень много, и она требует максимально серьёзного, добросовестного подхода.

Уже сегодня существует готовность именитых архитекторов из-за рубежа прийти и поработать с Кишинёвом, причём далеко не только с финансовой заинтересованностью. Им интересен эксперимент, возможность реализовать некие свои творческие идеи. Да что там, есть наши молодые молдавские ребята, регулярно завоёвывающие премии на различных международных архитектурных конкурсах — я искренне удивляюсь, почему эти самородки до сих пор не были привлечены к работе над обликом города. У них столько интересных, оригинальных идей, что, возможно, нам никакие иностранные спецы не понадобятся.

С другой стороны, мы должны позволить, наконец, бизнесу вздохнуть свободно. Потому что если ты хочешь открыть предприятие или заняться строительством в рамках строго установленных правил, то никакая мэрия не имеет права держать твои документы три или даже пять лет. Это же полный абсурд. Если у тебя всё в порядке с документами, то через две-три недели ты уже должен получить авторизацию и начать работать. Естественно, если объект не противоречит каким-то социальным или общественным интересам, где необходимо предварительно публичное обсуждение.

Единственный выход — шатать систему…

— Беда в том, что не один самородок уже разбил себе лоб о чудовищную кишинёвскую коррпцию…

— Да, это то, что, попросту говоря, убивает город. Господин Киртоакэ в своё время приложил огромные усилия, чтобы создать систему, при которой почти у всех — от уборщицы до менеджера — был своей «прайс-лист». За обширнейший прейскурант «услуг»…

Да, многих откровенных мздоимцев нам удалось, извините за грубость, выпроводить пинком под зад (почему до сих пор никто из них не сидит — отдельная тема). Но до окончательной и бесповоротной победы над коррупцией в столице сегодня ещё далеко.

— Тот факт, что недавно в стране поменялась власть, даёт дополнительную надежду?

— Очень на это уповаю… Я, как вы знаете, горячий сторонник формата нынешней коалиции, даже если со стороны кажется, что всё движется очень медленно. Нужно понимать, что система, сложившаяся в предыдущие годы, оказывает отчаянное сопротивление. Да, Плахотнюка нет, но «щупальца» все остались. Система настолько была ориентирована на принятие решений по вертикали, по телефонному принципу, что, когда начинаешь что-то менять, через две-три недели понимаешь, что на выходе действительность по-прежнему не соответствует ожиданиям…

Я искренне недоумеваю, почем прокурор до сих пор не пришёл в парламент со всеми материалами, а их, несомненно, у него уже накопилось множество? Ведь об этом говорили даже люди, которые были ставленниками Плахтнюка — тот же Кетрару или Гурин. Почему прогресс в этом деле пока настолько ничтожен?

Но в любом случае мы обязаны, как говорится, шатать эту систему, потому что по-другому ничего не получится, иного пути нет. А самое главное, необходимо установить понятные, прозрачные правила принятия решений об использовании финансовых средств, проведения тендеров.

Вот сегодня нет уже Киртоакэ, Кодряну, а мы продолжаем узнавать, что их фирменные схемы всё ещё работают. Что по-прежнему в ходу, например откаты по 10-15% на ремонт дорог. Плюс в нынешней неопределённой ситуации, когда нет конкретного руководителя, некоторые полагают, что их «шалости» никто на заметит. Я могу вам показать десятки запросов, которые забуксовали в той или иной инстанции, потому что у кого-то есть какой-то интерес…

Словом, это тот ужас, от которого будет крайне сложно избавиться, но сделать это мы обязаны.

Прагматично, без лишних эмоций…

— Недавно в АКУМ, чей кандидат несомненно станет вашим главным соперником на выборах в мэрию Кишинёва, заявили о необходимости на период избирательной кампании заключить некий «пакт о ненападении». Как вы относитесь к такому предложению?

— А почему бы и нет? Нужно лишь ясное осознание: подобный пакт предполагает, что мы должны критиковать не личность оппонента, а его идеи, его точку зрения. Ну и поступки, конечно. Причём и в критике идей не следует скатываться в примитивную истерику вроде «а давайте остановим русские танки» или «а давайте не пустим в Кишинёв румын». Любую дискуссию следует переводить в конструктивное русло, выдвигая на первый план вопрос: что мы сообща можем сделать для развития города? Что конкретно и когда предпринять? Откуда брать деньги на актуальные городские проекты? Как бороться с наследием прежней власти?

Вот к такому пакту я, безусловно, готов. Полагаю, надо ожидать, что скорее всего ПСРМ и АКУМ получат на двоих в примэрии 40-45 мандатов из 51-го. И если определить основные точки соприкосновения по наиболее животрепещущим направлениям и проблемам, то такое джентельменское соглашение пойдёт только на пользу и городскому совету, и кишинёвцам.

Разве наши оппоненты будут против принятия Градостроительного плана? Уверен, что нет. Мы сегодня говорим о переходе к электронной системе процессов принятия решений и управления в мэрии — сомневаюсь, что у представителей АКУМ могут быть серьёзные возражения на сей счёт. Мы открыто заявляем, что не приемлем коррупции и подтверждаем это всем своим четырёхлетним опытом работы в муниципальном совете — неужели кто-то станет отрицать необходимость бороться со взяточниками? Мы выступаем против уплотнительной застройки и хотим нормальных дорог в городе – разве кто-нибудь в здравом уме станет с этим спорить?

Ну так давайте подумаем над выработкой совместного инструментария для решения всех этих проблем. Прагматично и без лишних эмоций…

Повторюсь, у фракции ПСРМ в совете за четыре года накопился немалый опыт в хорошем смысле слова «торга» — допустим, на парк мы выделяем деньги или на дорогу? И вот в этом должно быть соревнование. Или что мы на сегодняшний день делаем с ЖКХ, какой у нас подход? Причём так, чтобы это не сказалось на простых людях. В этой системе нынче почти миллиард леев долгов. Понятно, что почти все эти предприятия — банкроты. Кто-то непременно должен в итоге понести ответственность, но это, по большому счёту, не вопрос города. Вопрос города в другом: как решить проблему так, чтобы деньги, которые собираются с людей, работали для людей же. В их дворе, на их улице, в их районе. А какие подходы для этого должны быть применены – здесь можно поспорить.

Было бы искреннее желание, а ощутимых результатов можно достичь в самые короткие сроки…

Обязаны дать импульс

— Кишинёв остро нуждается в инвестициях. Чем город сегодня может быть в этом смысле интересен?

— Действительно, инвестиции необходимы, и немалые. При этом у столицы весьма неплохие перспективы с точки зрения привлечения иностранных инвесторов, если правильно подойти к вопросу.

Кишинёв может быть привлекательных по большому количеству направлений – начиная от очевидных возможностей для туризма и заканчивая открытием новых производств. А перспективы по организации здесь различных совместных предприятий мне представляются и вовсе почти безграничными – учитывая наши международные договорённости и тот факт, что Молдова фактически единственная страна в регионе, у которой есть свободная торговля и с Евросоюзом, и со странами СНГ. Очень интересным вариантом может также стать частно-государственное партнёрство. Кроме того, городу сегодня жизненно важно открыть своё агентство по развитию.

Но инвесторам, как известно, нужна стабильность. И полагаю, основной посыл бизнесу от столичной (хорошо бы и от республиканской тоже) власти должен звучать так: в городе установлены чётки правила игры без всяких подводных камней, никто и ни при каких обстоятельствах не сможет эти правила «на ходу» поменять. И я сегодня убеждён, что подобный посыл можно воплотить в реальность за очень короткое время.

Наконец, не могу не упомянуть и ещё один фактор. Перспективы города определяются в том числе и его человеческим потенциалом. Несмотря на годы непрерывного оттока мозгов и рук из Молдовы, у нас всё ещё достаточно людей активных, предприимчивых, здравомыслящих. Им всего лишь нужно предоставить возможность реализоваться. Талантливый человек, поглощённый собственными идеями, как правило, не умеет и не желает толкаться локтями, пробиваться наверх. И по моему глубокому убеждению, именно городская администрация обязана дать такому человеку импульс, свободу для роста…

Дмитрий Терехов, специально для eNews.

ПОДЕЛИТЬСЯ