a68c1a72067c21b6d6a66d7c6175e76e.jpg

Многочисленные социологические исследования последних лет раз за разом показывают наличие в молдавском обществе устойчивого интереса не только к европейскому, но и к евразийскому интеграционному проекту. Это внимание объяснимо. К востоку от Молдовы находятся традиционные для нее рынки сбыта, в том же направлении устремляется значительная часть молдавских трудовых мигрантов. Кроме чисто экономических есть еще и историко-культурные связи. Cудя по опросам, народ приходит к выводу, что к новым евразийским интеграционным процессам стоит, как минимум, присмотреться, чтобы понять, какие последствия они могут иметь для внешнеэкономической политики Молдовы и какую пользу для себя она может из этого вынести сегодня и завтра, когда эти интеграционные процессы углубятся.

Предлагаем заинтересованным читателям краткий обзор задач и перспектив евразийской интеграции.

Больше года назад начал функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – новое на мировой арене интеграционное образование с едиными правилами движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В Молдавии ЕАЭС вызывает у одних – вопросы, у других – опасения. Само понятие «евразийская интеграция» в местных общественно-политических кругах часто необоснованно политизируется и преподносится как проект «антиевропейский». На деле же, появление ЕАЭС вовсе не связано с мифическим «геополитическим реваншизмом», а объясняется объективной потребностью участвующих стран стимулировать через интеграцию свое экономическое развитие, укрепляя собственную конкурентоспособность. 

Региональное объединение для защиты экономических интересов

С 1 января 2015 года вступил в силу договор о ЕАЭС, который объединил Белоруссию, Казахстан и Россию. В том же году к нему присоединились Армения и Киргизия. На сегодняшний день Евразийский экономический союз представляет собой рынок с населением свыше 180 миллионов человек, работающий практически по единым правилам.

Евразийская интеграция – проект экономической направленности, и в последние годы она получила стремительное развитие, прежде всего, по чисто прагматическим соображениям.

Начавшийся в 2008 году мировой финансово-экономический кризис выявил острые противоречия и издержки глобализации. На фоне ослабления национального регулирования хозяйственной деятельности не были созданы столь необходимые в кризис механизмы наднационального управления глобальной экономикой. В условиях этой неуправляемости, признают эксперты, государствам все труднее самостоятельно влиять даже на прямо затрагивающие их процессы и в одиночку отстаивать свои интересы в масштабах мировой экономики. В результате многие страны мира начали объединяться в региональные блоки, чтобы за счет углубления торговых и производственных связей внутри таких образований обеспечить себе более устойчивое развитие, а за счет совместного представительства на мировой арене – эффективнее продвигать свои позиции. Таким образом, сегодня регионализация рассматривается многими как стратегически более приемлемая модель развития, придающая стабильности мирохозяйственным связям и глобальной экономике.

ЕАЭС в полной мере отвечает мировой тенденции к образованию региональных интеграционных блоков. Предпосылками к его формированию послужили историческая общность его членов, взаимное экономическое притяжение, примерная сопоставимость их уровня технико-экономического развития, наличие культурных взаимосвязей и тесных межчеловеческих контактов. Это сближение отталкивается от принципа взаимной выгоды и разделяемой заинтересованности в повышении своей экономической жизнеспособности в условиях жесткой международной конкуренции, продолжающегося мирового кризиса и дестабилизации в международных отношениях. Среди очевидных конкурентных преимуществ ЕАЭС, которые предстоит развить и освоить, – емкий рынок, доступ к энергоресурсам, наличие квалифицированной рабочей силы, транспортная инфраструктура и выгодное географическое положение и в Европе и в Азии.

Основные цели евразийской интеграции, что официально прописано в Договоре о ЕАЭС, лежат исключительно в экономической плоскости. Это «создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения», «стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза» и «всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики».

Функционирование, развитие и единообразное применение правил ЕАЭС обеспечивают его институты: Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) и Суд ЕАЭС. К 2025 году должен быть создан еще и финансовый регулятор ЕАЭС. Стратегию, направление и перспективы развития ЕАЭС задает Высший евразийский совет на уровне глав государств. Практическую реализацию этих решений, а также международных договоренностей ЕАЭС отслеживает Евразийский межправительственный совет. А за общее регулирование интеграционных процессов отвечает Совет ЕЭК на уровне курирующих вице-премьеров.

Все решения, касающиеся внешней торговли, доступа на рынок, защитных мер, технического регулирования, фитосанитарных норм принимаются на наднациональном уровне консенсусом или двумя третями голосов. В ЕЭК все страны представлены поровну, так что рассуждения досужих западных «аналитиков» о неких «имперских амбициях» как основе ЕАЭС не выдерживают критики. 

Шаги и свершения евразийской интеграции

Запуск в 2010 году Таможенного союза придал импульс созданию единой таможенной территории и передаче торговой политики на наднациональный уровень. В условиях мирового кризиса интеграция способствовала активизации торговли на евразийском пространстве. В 2010-2014 гг. ее стоимостные объемы выросли более чем на 60%. При этом товарная структура взаимной торговли между странами ЕАЭС оказалась значительно более «здоровой» и диверсифицированной, чем их торговля с третьими странами. Например, в ней меньше доля минерального сырья (порядка 20%) и больше доля товаров с высокой добавленной стоимостью. Сближение в торговой сфере продолжается: на повестке дня – уменьшение нетарифных барьеров.

В 2015 году запущен единый евразийский рынок услуг, охватывающий 43 сектора, на которые приходится 50% производимых в ЕАЭС услуг. Продолжается работа над нормативно-правовой базой для обеспечения свободы движения капиталов. Начал функционировать общий рынок труда: отменены ограничения для граждан пяти стран-участниц, что заметно изменило их положение по отношению к гражданам других государств. Готовится Договор о пенсионном обеспечении в рамках ЕАЭС.

С учетом экономической направленности евразийской интеграции, особый акцент делается на активное вовлечение в нее деловых кругов, которые уже почувствовали эффект от открывшихся им возможностей. В ЕЭК сформированы специальные механизмы, позволяющие бизнесу участвовать в обсуждении проектов решений Комиссии. Инициативы бизнес сообщества послужили отправной точкой для принятия ряда документов.

Хотя на данный момент первичный эффект от снятия внутренних торговых барьеров во многом исчерпан, на фоне сохранения кризисных явлений на глобальном уровне интеграция оказывает на экономики членов ЕАЭС стабилизирующий эффект. Так, торговля Союза с третьими странами сократилась в 2015 году на 33,6%, а внутри него – менее существенно – на 25,8%. По признанию экспертов, если бы ЕАЭС не был создан, в условиях кризиса взаимный торговый обмен сократился бы больше. 

На пути к глобальной конкурентоспособности

Страны, участвующие в евразийской интеграции, нацелены на ее дальнейшее углубление. В краткосрочные планы объединения (1-3 года) входит завершить создание необходимой юридической, организационной и институциональной среды для развития ЕАЭС. В среднесрочной перспективе (3-5 лет) стоит задача углубления взаимодополняемости экономик, исходя из конкурентных преимуществ каждого государства-участника. Это должно постепенно сгладить расхождения в развитии, способствовать адаптации к интеграции в глобальную экономику и повысить конкурентоспособность каждого члена. А долгосрочной целью ЕАЭС (5-15 лет) является обеспечить участие Союза в «интеграции интеграций», то есть во взаимодействии и решении глобальных проблем на мировом уровне.

Разумеется, принципиальным моментом при формировании глобальной системы региональных интеграционных блоков является соблюдение принципов открытости и уважения интересов третьих сторон. Создающиеся объединения не должны ущемлять и ограничивать права на развитие других участников многосторонней торговой системы. Из этих положений исходит Евразийский экономический союз при формировании своего пула отношений с перспективными экономическими центрами. К слову, количество партнеров, заявивших о заинтересованности в заключении торговых соглашений с ЕАЭС, на сегодняшний день достигает 40.

Важнейшим элементом долгосрочной стратегии Евразийского союза является формирование единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, что предопределило соответствующие шаги в отношении партнеров к западу и востоку от ЕАЭС.

Значительный потенциал содержит сближение евразийского и европейского интеграционных процессов. Страны ЕАЭС находятся в непосредственном соседстве с Европейским Союзом, и налаживание сотрудничества отвечает объективным интересам обеих сторон.
С целью выхода на прямой диалог по этой тематике в Евразийской экономической комиссии были подготовлены конкретные предложения по развитию взаимовыгодного сотрудничества с Европейской комиссией. Они были изложены в памятной записке «Евразийский экономический союз – Европейский союз: контуры сотрудничества», которая 13 октября 2015 года была передана в адрес Председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера. В ней предложено создать группу для организации систематического рабочего диалога Европейской и Евразийской комиссий в областях, где их компетенции пересекаются: внешнеторговая политика, техническое регулирование, привлечение прямых инвестиций и др. Чтобы такой формат работы, в том числе на политическом уровне, был запущен, у Еврокомиссии должен появиться мандат со стороны всех членов ЕС.

Пока ответ на инициативу ЕЭК не поступал, но в рамках Евросоюза ширится понимание перспективности такого взаимодействия. Президент Франции Франсуа Олланд заявил на встрече с главой Кыргызстана еще в марте 2015 года: «Мы хотим, чтобы между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом были установлены глубокие стабильные отношения, чтобы целый ряд вопросов получил положительную окраску». Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на Казахстанско-венгерском бизнес форуме в апреле 2015 года прямо отметил: «Мы не видим никакого противоречия между Европейским и Евразийским союзами. Выступаем за тесное сотрудничество между этими двумя союзами». О готовности обсуждать торговые вопросы между Евразийским союзом и Европейским союзом заявляли канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьер-министр Чешской Республики Богуслав Соботка и другие.

На восточном же направлении существенным шагом к формированию единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана стала идея сопряжения процессов строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Переговоры о сотрудничестве с Китаем, запланированные на 2016 год, призваны обозначить практическое измерение данного процесса. Основное внимание будет уделено созданию благоприятных условий для привлечения инвестиций и кооперации в инфраструктурной и производственной сферах. Правда, о введении преференциального торгового режима речи не идет.  

В 2015 году подписано соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Как ожидается, в ближайшие годы оно не только позволит увеличить торговый оборот до 10-12 млрд. долл., но и расширит выход ЕАЭС на перспективные рынки стран АСЕАН и АТР. Работают совместные исследовательские группы по изучению перспектив свободной торговли между ЕАЭС и Израилем, Индией, Египтом. Подписаны меморандумы о взаимопонимании между ЕЭК и правительствами Чили, Перу, Монголии. ЕЭК ведет диалог с Южно-американским общим рынком (МЕРКОСУР) и Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Так что в мире присматриваются к стремительно развивающейся евразийской интеграции, намечая потенциальные векторы сотрудничества.

Молдова на стыке двух векторов интеграции

В условиях замедления роста мировой экономики торговый оборот Молдавии со странами ЕАЭС составил в 2015 году 1,6 млрд долларов (68,8% к показателям 2014 года). Но очевидно, что потенциал этого сотрудничества куда значительнее. Основная причина его неполной реализации – неурегулированность ряда вопросов в российско-молдавских отношениях. Однако при наличии воли решение в этой части может быть найдено.

Несмотря на заявленную приоритетность для Кишинева европейского вектора, на наш взгляд, более внимательная позиция в отношении евразийского направления с его стороны была бы оправданной.

На сегодняшний день и значительная часть политической элиты и в целом молдавское общество находятся в колеблющемся положении. Так и не выработан пока консенсус относительно позиционирования страны на стыке целого ряда интеграционных процессов. Положение не из легких: с одной стороны – европейская интеграция, с другой – евразийская, с третьей – создание зоны свободной торговли с Турцией (соглашение ратифицировано 31 марта 2016 года), с четвертой – присоединение к инициативе Экономического пояса Шелкового пути и разговоры о возможности создания зоны свободной торговли с Китаем.

На этом запутанном фоне отсутствие четкой стратегии и видения будущего страны с опорой на национальные интересы предстает сегодня как одна из основных проблем руководства РМ. Отсюда – раздробленность политической элиты, их блуждания в поисках оптимальных путей развития, пробуксовка в работе государственных институтов, нарастание нестабильности в обществе и экономического кризиса, ведущих к массовой безработице и эмиграции, сокращению доходов населения, упадку в образовании и поддержке культуры, здравоохранения, спорта и других социально значимых проектов.

Представляется, что для Молдовы, с учетом ее положения на геополитическом перекрестке, наиболее оптимальной была бы политика «золотой середины», которая не ущемляла бы интересы ни одной из партнерских сторон. Выработка такого подхода и мер по его реализации на практике – задача амбициозная и далеко не простая, но дающая надежду на консолидацию общественных сил.

Что же касается евразийской интеграции, то как проект, отвечающий объективным потребностям участвующих в ней стран, она продолжит углубляться и неизбежно все сильнее будет влиять на экономику региона, включающего Молдавию. Так что долго «прятать голову в песок» Кишинёву не удастся – рано или поздно с ЕАЭС придется выстраивать отношения. И, как водится, лучше все-таки начинать это делать пораньше. Это стимулировало бы рост торгового оборота и производства в ключевых для молдавской экономики отраслях, а также развитие межрегиональных связей как перспективного пути к освоению традиционных и новых для себя рынков сбыта.

Фарит МУХАМЕТШИН,
доктор политических наук

ПОДЕЛИТЬСЯ