Валентин Фрунзе – единственный в Кишиневе мастер, который шьет классическую мужскую обувь по традиционному методу, изобретенному около 300 лет назад.

Сапожным мастерством Валентин занимается с 12-ти лет. Первые шаги Валентин Фрунзэ делал в мастерской своего отца, которая до сих пор находится в Ставченах. 10 лет назад мастер вернулся на Родину после длительных путешествий и стал продолжать семейное дело. 5 лет назад Валентин Фрунзэ открыл свою собственную мастерскую, в которой он работает вместе с двумя подмастерьями – Александром и Петром. Мастера создают уникальные мужские туфли, аналогов которых нет в Молдове. Каждая пара уникальна и шьется, с учетом всех потребностей и желаний клиентов, которые доверяют Валентину создание своей обуви.

Сейчас среди клиентов мастера из Кишинева – самые известные люди Молдовы и всего мира. Знаменитости, адвокаты, дипломаты, политики. Обувь Валентина Фрунзе носят топ-менеджер «Volvo car-group» и два экс-президента нашей страны.

Сегодня туфли, созданные в мастерской в центре Кишинева, гуляют по улицам Парижа, Стокгольма и других городов. Обувь, которую шьет молдавский мастер, самым высоким образом, оценена мастерами международного класса.

О своей работе Валентин Фрунзе говорит, как о самой лучшей в мире. И признается, что если бы у него вдруг появился миллион долларов, он купил бы самую лучшую кожу и начал бы шить самые лучшие в мире туфли .

От помощника в мастерской отца к собственному бренду

Валентин Фрунзе: Я переступил порог сапожной мастерской моего отца, когда мне было 12 лет, и стал его учеником. Сапожному ремеслу я учился только у отца. В 12 лет я поступил учеником в мастерскую отца. В 16 лет я сдал экзамен на подмастерье, смастерив свою первую туфлю. В 18 лет я ушел из дома и путешествовал, пытаясь делать что-нибудь еще, кроме сапожного ремесла. 10 лет назад  я вернулся в Кишинев с книгой венгерского мастера Ласло Ваш, в которой описывается традиционный процесс шитья туфли.

– И вот с тех пор, я шью обувь под своим брендом. Мы делаем мужские классические туфли. Самые ходовые модели появились 200-300 лет назад. В процессе заказа клиентом учитываются его вкусы. Клиент сам выбирает цвет, модель. Мы делаем оксфорды, дерби, мы не изобретаем новые модели.

– Вы довольно долго жили за границей. Почему решили вернуться на Родину и начинать свое дело тут, а не попробовать там?

Валентин Фрунзе: Потому что дома и стены помогают. Я вернулся в мастерскую отца и начинал оттуда.  Хотелось домой. Это было начало чего-то нового. Это сложно. Мне нужна была поддержка, и первое время я жил у отца и начинал свое дело в его мастерской.

-Помните первую пару обуви, которую вы пошили? Первый заказ?

Валентин ФрунзеСвои первые туфли я пошил не на заказ. Я пошил две пары- одну себе, а другую на размер побольше. И я ее сразу продал. У меня ее купил один мой друг, я получил за эту пару 250 евро,и, конечно, был очень доволен. Мой папа 30 лет делает туфли, но он еще ни разу не продавал свою обувь так дорого. То есть, это дало мне уверенность в том, что я на правильном пути.

– Насколько было сложно открыть свою мастерскую , найти клиентов и объяснить им, почему нужно покупать и носить именно такую обувь?

Валентин ФрунзеЭто было очень сложно. От первого заказа до открытия своей мастерской прошло 5 лет. Первые два года я практически бедствовал, работая с 6-ти утра до 11-ти вечера. Работая с утра до вечера каждый день, я шил около 50-ти пар обуви в год.  Не набитая рука, нет клиентов, начало было очень сложное.  Мне повезло, что эти три года я жил дома и папа меня кормил и содержал.  Нет, я сразу начал зарабатывать, но не настолько, чтобы развиваться, создать семью и позволить себе что-то большее.

-Первого клиента, которому вы пошили обувь, помните?

Валентин Фрунзе:Первые клиенты, которые у меня были, были моими друзьями. Из моего окружения. Первое время, друзья приводили знакомых. Это было «сарафанное радио». Позже, появилась реклама в соцсетях, обо мне стали делать сюжеты  некоторые телеканалы, потом узнали другие журналисты. Телевидение в продвижении очень помогло.

-Вы учились  у мастеров на мастер-классах или только у папы?

Валентин Фрунзе: Только у папы. Папа и книга. Папа научил держать в руках нож, клещи и молоток, а книга  мастера Ласло Ваша научила, как ими пользоваться.

– Вы уже можете ему что-то подсказать, или все еще учитесь у него?

Валентин Фрунзе: Учусь у него, вчера вот ему звонил и консультировался. Несмотря на то, что мои туфли по классу выше, чем его обувь, папа-главный мастер.

Валентин  Фрунзе: Я каждый раз заново открываю мир классической туфли вместе со своими клиентами

-Не было идеи уехать куда-нибудь и начать развиваться за границей, где больше производства, интереснее, есть у кого учиться?

Валентин Фрунзе: Нет, потому что я пионер в Молдове. И это прикольно. Это ответственность и это интересно. То есть, со своими клиентами открываю мир этой туфли.  Я начал 10 лет назад, до этого я носил обувь из магазина или ту, которую шил мой папа. И до того, как я начал свою работу , никто подобного в Кишиневе никогда не делал.  И я таких туфель сам не носил. И это так интересно. Мы делаем туфли все лучше и лучше и узнаем новое, вместе со своими клиентами. То есть, мы запускаем в Кишиневе виток европейской цивилизации. И это очень интересно. С другой стороны, в Стокгольме или Риме было бы легче, потому что тамошние клиенты уже знают об этой обуви. А местным пришлось объяснять, что это такое. Почему эти туфли такие дорогие, почему они тяжелые или такие твердые.

-Вам приходится рассказывать людям об обуви? Скорее всего, не все понимают, зачем они пришли.

Валентин Фрунзе:Именно. От начала до конца. Они заходят в эту дверь и сразу видят подмастерий, которые работают. Они видят нить, чувствуют запах клея.  Они могут все потрогать. Мы показываем клиенту все, что ему интересно.  Мы им показываем, как делаются туфли. Мы им показываем этот шов, именно он определяет нашу туфлю. Вот этот шов делаем в нашей стране только мы. И это натуральная нить, которую мы сами сплетаем.

-Опишите процесс от знакомства с клиентом, до того момента, как он забирает у вас  уже готовую пару обуви.

Валентин Фрунзэ: Процесс таков- клиент приходит в мастерскую, измеряется нога. То есть, клиент приходит в мастерскую, я измеряю его ногу, мы выбираем колодку. Из-за того, что я использую традиционный метод, моя туфля отличается от магазинной туфли. Она немножко тверже и немножко тяжелее, поэтому она должна быть сделана точно по ноге, иначе, при носке, человек будет ощущать дискомфорт. Поэтому клиент приглашается в мастерскую, берутся размеры его стопы.  Вместе с клиентом выбирается колодка, на которой будет делаться туфля. В моей мастерской несколько видов колодок,  например, аутентичная венская колодка или элегантная итальянская колодка. То есть, клиент сам выбирает форму своей туфли. Я слежу за тем, чтобы эта форма соответствовала форме его стопы. Возможно, иногда я вынужден изменить форму колодки, учитывая форму стопы , и форма меняется, и я должен сказать это клиенту.  Поэтому это делается с клиентом. После этого мы выбираем модель. Кожу, модель-это самая красивая часть процесса.  И все, клиент уходит. Возможно, если нога не стандартная, я делаю макет- пробную туфлю , клиент приходит, ее меряет, через неделю-две и если все хорошо, клиент приходит еще через две недели и забирает свой заказ.

-Есть ли у вас клиенты, у которых какие-то проблемы с ногами?

Валентин Фрунзэ: Конечно, к нам часто приходят такие клиенты, зная, что мы делаем по размеру, на заказ к нам часто приходят клиенты, которые нуждаются в обуви, сделанной именно на заказ. С очень широкими ногами, толстыми ногами, с мозолями, с разными проблемами ног. Увы, мы не делаем ортопедическую обувь, но мы можем сделать по ноге. По стандартной ноге.  Мы делаем базовую ордопедию. Мы не можем сделать обувь для человека с ампутированной конечностью, с ампутированными пальцами или если человек получил какое-то увечье и его стопа исказилась. Вот этого мы не делаем.

-Бывают клиенты, под которых вам приходилось «подстраиваться»?  Люди, которые действительно разбираются в хорошей обуви и выдвигают требования, которым приходится соответствовать?

Валентин Фрунзэ: Да, есть такие люди. И это нормально, и это интересно.  К нам уже начали приходить кишиневские «снобы». Я их так называю, в хорошем смысле слова. Их немного  в Кишиневе, но они есть, и это радует. Это люди, которые уже покупали обувь  в дорогих мастерских в Европе и в Америке.  И они начали приходить ко мне, и мне очень нравится, что они оценили то, что я делаю. И они уже приходят с запросами и претензиями, которые позволяют нам развиваться в новом направлении. Они знают о крутых мастерских и уже приходят к нам.

-Бывало ли такое, что вы отказывали человеку, просто потому что он вам неприятен?

Валентин Фрунзэ: Нет, все мои клиенты в основном джентльмены. Это место для джентльменов. Клиент не приходит в какой-то магазин или на рынок. Он приходит в мастерскую, он говорит с мастером, который делает эти туфли. И все клиенты приходят с глубоким к нам уважением. Это не базар, это магазин. Это мастерская, здесь пахнет клеем. Клиент видит наши руки, и мы не можем делать туфли тем, кто нам неприятен. 

-Есть какой-то определенный круг клиентов или вы работаете с любым, кто придет сюда?

Валентин Фрунзэ: Мы работаем с любым, кто зайдет и пожелает наши туфли. Когда ты делаешь такие туфли в таком городе,  как Кишинев, ты рад каждому клиенту. И мы за время работы поняли, что клиентов нельзя встречать по одежке.  Потому что были казусы, когда я готов был игнорировать человека, от которого дурно пахло и одет он был очень странно, а выяснилось, что он американский бизнесмен и купил сразу две пары.

-Бывали ли необычные заказы,  когда клиент приходит и хочет что-нибудь необычное, нестандартное?

Валентин Фрунзэ: Мы таких не берем. Мы шьем классические мужские туфли, а если клиент приходит и хочет какие-то «сапожки с крылышками для гей-парада»,  мы его посылаем к другим мастерам.  Изобретать ничего не надо. Мы делаем обувь так, как делали ее 200 лет назад.

Хьюго Жакоме:  Минусом является то, что обувь Валентина Фрунзе можно заказать только в Кишиневе, но она настолько дешевая, что ради этого стоит слетать в Кишинев.

-Вы принимали участие в Чемпионате мира по сапожному ремеслу. Как вы туда попали, какую обувь представили и какое место привезли?

Валентин Фрунзэ: Ровно год назад я увидел объявление на одном из известных  «туфельных» сайтов.  Все желающие приглашались принять участие в первом мировом Чемпионате сапожного ремесла. Подобный чемпионат впервые был организован в мире на таком высоком уровне.  Были заданы критерии для участников.  Нужно было пошить черный «Оксфорд», пошитый вручную, welted back hand ( метод крепления подошвы прим. ред.), из черного бокса, левая нога, 42 размер.

– Только одна туфля?

Валентин Фрунзэ:Одна туфля, да. 42 размера, левая, из черного бокса,  модель- черный  «Plain oxford»,кожа.

-Получается, все участники делали одно и то же?

Валентин Фрунзэ: Одно и то же.  Было 40 туфель. 40 черных «Оксфордов».

-Это очень интересно, выбирать из одинакового.

Валентин Фрунзэ: В этом и суть чемпионата.  Это не был конкурс, как при различных фестивалях, например,  в Берлине или Амстердаме, когда присылают сандалии из Сирии, ковбойские сапоги из Техаса…Здесь была конкретная задача- черный Welted Black Plain Oxford. Одна туфля. Я сделал туфлю, я ее отправил в Лондон.  Мою работу оценивали на самом высоком уровне 10 профессионалов со всего мира- японцы, французы, немцы, шведы и другие.

-Какое место привезли?

Валентин Фрунзэ: 21 место из 40-ка. Я получил комментарии к моей работе, я получил критику и после этого, сделал ту пару, о которой я вам уже говорил.

– Это же колоссальный опыт для вас. Вы единственный в Молдове занимаетесь этим и вам, получается, даже учиться не у кого.

Валентин Фрунзэ: В этом и вся суть. До этого конкурса я не видел туфли лучше, чем моя. Я не был в больших мастерских. Я не был у Джона Лобба  в Париже,  я не был у Джастина Фитцпатрика. Я не видел их туфель, кроме, как на фотографиях. И этот конкурс позволил понять мне, где мои ошибки и поработать над ними. Мы ждем второго чемпионата мира, мы к нему подготовились. Я не уверен, что он будет,но мы готовы к нему. Но я думаю, что он будет, потому что первый был довольно интересный. Было несколько именитых мастеров, и я надеюсь, что они будут.

-То есть ваши клиенты в Кишиневе теперь будут носить самую лучшую обувь в мире?

Валентин Фрунзэ:Ну не самую лучшую, но наши туфли конкурируют на самом высоком уровне. То есть мы в « высшей лиге». Так можно сказать.

Но людям, которые хотят носить обувь такого класса дешевле же пошить ее здесь, на месте у вас, чем заказывать у иностранных мастеров?

Валентин Фрунзэ:Вы знаете, сколько стоит туфля, которая заняла первое место на Чемпионате? Ее пошил молодой немец Патрик Фрай.  Его туфли оцениваются в 13 000 евро за одну пару.

-То есть ваши самые дорогие туфли за 16 000 леев-это очень дешево?

Валентин Фрунзэ: Это очень дешево.

-Получается, что в Кишиневе купить обувь международного класса можно за совсем небольшие деньги.

Валентин Фрунзэ: Более того,  я вам скажу, ко мне прилетают из Парижа, из Стокгольма, чтобы заказать обувь.

-Кстати, о клиентах. Кто из известных людей носит ваши туфли?

Валентин Фрунзэ: Я не очень люблю распространяться об этом, но скажу вам вкратце.  Я сделал туфли двум президентам Молдовы, я сделал туфли генералу Бундестага, я сделал туфли Топ-Менеджеру «Volvo car group», Бельгия.

-Он специально к вам прилетал?

Валентин Фрунзэ: Нет, он не прилетал, он отправил мне свои мерки. Он заказывает туфли у разных мастеров и у него есть мерки, снятые профессионалами. Он мне отправил свои мерки, и я по ним сшил. Первая пара получилась чуть больше, но вторая и третья уже были как раз. Такой риск существует, когда заказываешь туфли, не меряя. Но он очень занятой человек, он не мог прилететь.  В общем вот- артисты, музыканты, певцы. Но в основном мои клиенты- это бизнесмены, адвокаты, политики.

-Как вышел на вас топ-менеджер «Вольво»?

Валентин Фрунзэ: Он большой любитель хороших туфель и он следит за моей страницей в «Инстаграме». Он там увидел мои туфли, ему очень понравилось . Плюс, обо мне писало несколько иностранных изданий, среди которых парижский «Джентльмен». Хьюго Жакоме внес нас в список 60-ти лучших обувных мастерских мира, и он там прочел. И, кстати, там же упомянули про цену, назвав минусом то, что туфли Валентина Фрунзэ можно заказать только в Кишиневе, но плюсом является то, что обувь стоит так дешево, что ради такой цены, можно слетать и в Кишинев. И этим воспользовалось несколько клиентов, которые специально прилетали из Польши, из Парижа.

-Это тоже были известные люди?

Валентин Фрунзэ: Нет, это был не Жан-Поль Бельмандо.  Из Польши прилетел профессор, из Парижа прилетел бизнесмен. Я не знаю, я не спрашиваю у своих клиентов.

-Они продолжают заказывать?

Валентин Фрунзэ: Ну,  парижанину я сделал две пары, в Польшу улетела одна пара сапог. То есть пока что они заказали по одной паре.

-Цены для менеджера «Вольво» и для обычных клиентов, которые приходят к вам, отличаются как-то или нет?

Валентин Фрунзэ: У нас все одинаковые. Все равны.  Не отличаются, нет, вы что. Это кощунство. Но менеджер «Вольво» платит на 100 евро дороже, потому что столько стоит доставка.

-Сколько стоила самая дорогая пара обуви, которую вы пошили?

Валентин Фрунзэ: Самые дорогие сапоги, которые я сделал, были из кожи крокодила. Кожа крокодила не продается в Кишиневе. Обычно, клиенты приходят со своими материалами, так что это можно не брать в счет. Крокодилья кожа за счет фактуры манит, она завораживает, с ней очень интересно работать.  Я думаю, она служит больше, чем обувь из телячьей кожи. Используется кожа с живота маленького крокодила, потому что маленькие крокодилы имеют форму стопы. Эта кожа идеально подходит, чтобы делать из нее обувь. Она имеет очень хорошую фактуру, она водонепроницаема и ее верхний слой плотнее. Это обувь на века.

Но после участия в Чемпионате мира  я поработал над комментариями и над критикой, которые я получил там и после этого я создал новую коллекцию туфель, которая соответствует всем самым высоким мировым стандартам.  Пара из этой коллекции стоит 16 000 леев. Это самые дорогие туфли, которые я когда-либо делал.

-А из тех, что продавали?

Валентин Фрунзэ: А из тех, что продавал…не знаю, 12-15 тысяч леев. Сапоги. Я делал ансамбль сапог. Там были очень высокие сапоги и гетры. И вот они стоили около 15 000 леев.

– А самые дешевые?

Валентин Фрунзэ: Это первая пара. 250 евро.

Валентин Фрунзе: Классические туфли остаются востребованными, потому что это лучшая обувь. Она носится годами.

-Почему шьете только мужское? Почему для женщин не шьете?

Валентин Фрунзэ: Мы выбрали старый, традиционный метод. А то, что женщины носят сейчас -сильно отличается от обуви, которую они носили раньше. Если мужчины сейчас носят  те же туфли, которые они носили 100 лет назад, то женщины  стали носить обувь изящнее.  Когда в 70-х Ив Сен Лоран сделал шпильку и появились стилеты, это сделало революцию в обуви женщин. То есть, женщины  сейчас предпочитают очень тонкий, высокий каблук. И это разделило мир мужской обуви и женской. И если бы я хотел делать стилету, я стал бы зависим от этих пластмассовых каблуков, а я не очень люблю пластмассу.

-То есть, вы выбрали для себя один путь и в этом направлении работаете. Но я понимаю, что это востребовано, если вы работаете столько лет, и клиенты только прибавляются.

Валентин Фрунзэ: Она востребована, потому что это лучшая обувь. Потому что эти туфли носятся годами.

-А сколько может прослужить такая пара обуви?

Валентин Фрунзэ: Она может прослужить очень долго. Может прослужить и 10 и 20 лет, но зависит от того, как их носят и сколько пар у человека.  Если носить такую обувь каждый день, с утра до вечера, не имея автомобиля,  и наяривать в ней по 10-20 км в день пешком, они точно прослужат три года.  У меня был такой клиент, который сделал моим туфлям «краш-тест».  Он их носил три года не снимая, семь дней в неделю с утра до вечера , не имея автомобиля, будучи молодым и очень активным.  Он их убил за три года. У меня есть клиенты, которым я 8 лет назад сделал обувь и они сейчас , как новые.

-То есть, если туфли носить ежедневно, они точно прослужат три года?

Валентин Фрунзэ: Да, но понимаете, что это значит? Я не преувеличиваю, рассказывая о том, как носил их этот человек.

– У него была одна пара обуви, и он ее носил три года?

Валентин Фрунзэ: Одна пара. Знаете почему? Потому что у него проблема с большим пальцем, и я сделал ему их по размеру, и они были самыми удобными.  И он их действительно три года носил, не снимая. Они были удобнее, чем кроссовки. Он их обувал утром, я его лично видел, он мне их приносил на ремонт каждые 4 месяца, и он за 4 месяца делал то, чего не делает человек за 5 лет. До этого он изнашивал 2-3 пары обуви в год. А нашу он за три года убил.

Валентин Фрунзе: Наши туфли делаются из самых лучших материалов в мире.

-Где берете материалы? Если это обувь высшего класса, она должна соответствовать каким-то международным стандартам и по коже и по дереву  и по остальным материалам, с которыми вы работаете?

Валентин Фрунзэ: Конечно. Раз в год я ежу за кожей в Вену. Покупаю кожу в одной из лучших лавок Европы и даже мира, я бы сказал. Я покупаю хороший французский Каф. Это так называется самый лучший сорт говяжьей кожи.  Это кожа самой лучшей выделки в мире. Она французская, она для верха, я ее покупаю в Вене. Что касается чепрака( кожа для подошвы прим. ред.),  я покупаю немецкий чепрак, также в Вене и тоже самого лучшего качества.

-Сколько пар в год делаете?

Валентин Фрунзэ: Не больше ста.

-Сколько пар обуви вы шьете параллельно?

Валентин Фрунзэ: Не больше шести. Мы можем взять 6 заказов и делать их месяц.  Это хорошо, потому что пара стоит на колодке долго.  Вот сейчас мы шьем три пары. Получается,  мы делаем одну и ту же операцию делаем 6 раз. И это хорошо, мы ее делаем хорошо, мы учимся.

-Бывало такое, что не хватало материала, который  нужен?

Валентин Фрунзэ: Да, но если что-то заканчивается, я заказываю по телефону. Я звоню хозяину магазина, он меня давно знает, я покупаю у него кожу уже 5 лет,  и поэтому он без проблем высылает мне все, что нужно.  В течение трех дней я получаю рулон той кожи, которая мне нужна. Но такое случается только с кожей, все остальные материалы, которые мне нужны, я закупаю всегда в нужном количестве.

– У вас есть определенная палитра цветов для туфель или клиент может заказать обувь любого цвета, какого захочет? Не классического?

Валентин Фрунзэ: У меня есть палитра цветов, которая продается в венской лавке, но она такая, консервативная, мужская, там черные, коричневые тона и пару синих.  То есть, нет кораллового, бирюзового и так далее. Но, если клиент хочет что-то особенное, я иду в кишиневскую лавку, у нас тоже есть  несколько хороших лавок с огромным выбором кож нормального качества- турецкие, итальянские, и мы выбираем, то, что клиент хочет.  И пара, сделанная из кожи, которую я покупаю в Кишиневе, дешевле, чем те туфли, которые сделаны из кожи, купленной в Вене.

Валентин Фрунзе: После того, как у нас стали появляться дети, мы начали делать обувь международного класса и для них.

-Вы делаете обувь только для взрослых людей или можете пошить по заказу и для детей?

Валентин ФрунзэТри  с половиной года назад  у меня появилась дочка. И я начал делать для нее туфельки.  У  нас появились специальные колодки и теперь мы можем делать обувь от первых шагов и до взрослой жизни. Дочка моего подмастерья Саши сейчас тоже делает первые шаги в наших туфельках.  Желательно, чтобы ребенок делал первые шаги в хорошей обуви, чтобы нога была зафиксирована.  Наш друг работает в ортопедической мастерской в Нью-Йорке, и когда он увидел нашу обувь, он сказал, что хорошая детская обувь должна быть именно такой.

-Сколько стоит такая пара?

Валентин Фрунзэ: Около 1500 леев. 

Валентин Фрунзе:  Я планирую работать всю жизнь, и постараюсь научить своему ремеслу, как можно больше людей, которые смогут продолжать его здесь, в Кишиневе.

-С кем из известных мастеров общаетесь?

Валентин Фрунзэ: Благодаря соцсетям я могу видеть работы самых лучших мастеров мировых. Особенно не пообщаешься, потому что они заняты также, как и я. Патрик Фрай, чемпион мира лайкнул мои работы в инстаграме. Вы представляете?  Патрик Фрай.  Это как, если бы какой-нибудь крутой журналист  из Америки лайкнул бы ваше интервью. Это то же самое.   Я лично познакомился и пообщался с Маркусом Широм. Это 8 поколение самой старой династии обувщиков в мире. 200 лет в одном и том же доме в центре Вены делают одни из лучших туфель в мире. Они шьют также, как мы шьем. Только мы шьем 4 года, а они 200 лет. И он знал, что я в Вене, я думаю, ему торговец кожами сказал, когда он ему звонил по телефону. Что-то вроде « Я не могу, ко мне сейчас придет один молдаван, я должен продать ему кожу». Другой мастер- Александр Мафтей, он румын, но очень давно живет в Вене. Он один из лучших мастеров в мире, он очень крутой. Я был у него тоже, мы общались, так как мы говорим на одном языке. Ему было очень приятно, он очень добрый и открытый человек,  и мы с ним и его женой очень душевно пообщались, он мне много интересного рассказал.  Я был в мастерской у Ласло Ваш, по книге которого я учился. Но, увы, старикашка Ваш сидит в своей мастерской на берегу озера Балатон и ему не до будапештского магазина, где всем заправляет его дочь. Но она взяла мою книгу, отправила отцу и он расписался. Так что у меня теперь есть автограф мастера,  по книге которого я учился.

-Вы учились у отца, у вас подрастает дочь, есть планы на нее какие-то в этом смысле?

Валентин Фрунзе: Нет

-Почему?

Валентин Фрунзе: Потому что после меня, хоть потоп.  Моей дочери всего три года. И она девочка, а это не женский труд.

-Нет женщин мастеров?

Валентин Фрунзэ: Есть, но они могут участвовать в процессе, но не могут делать все от начала до конца. Даже не многие мужчины могут это делать. Есть женщины в этом ремесле, в Америке много женщин, которые орудуют ножом не хуже мужчин. Но это мужской труд. В моих планах нет создания династии. Опять же, после меня,хоть потоп. Вы думаете, меня интересует, что будет после меня? Меня больше интересует, зайдет ли сейчас сюда какой-то клиент и закажет пару туфель. Я планирую работать всю жизнь. И если появятся люди, которые захотят учиться, я постараюсь научить как можно больше людей, которые  смогут продолжать это дело здесь, в Кишиневе.  Даже не обязательно, чтобы под моим именем. Важно, чтобы такие туфли делали тут и дальше.

Валентин Фрунзе: Мне просто нравится делать то, что я делаю, и делать это хорошо.

Не было идеи создать необычную коллекцию и продать ее или выставить где-нибудь?

Валентин Фрунзэ: Нет, я не художник, я мастер.  Мы делаем мужскую классическую туфлю, и она не изменилась за последние 200 лет. И я не хочу изобретать велосипед, я не из тех, меня это не интересует. Я не хочу изобретать ничего нового, мне просто нравится делать это так и делать хорошо.

-Можете вспомнить ваш самый крупный заказ?

Валентин Фрунзэ: За раз нельзя заказать много. Мы делаем по одной паре, потому что мы делаем колодку по ноге клиента, и мы по этой ноге делаем обувь. Но у нас есть клиенты, которым мы сделали до 15 пар за то время, сколько мы с ними работаем. Вот у нас есть клиент, который заказал у нас уже 12 пару обуви.

-Есть обувь на продажу? Или вы только на заказ работаете?

Валентин Фрунзэ: Есть около 30-ти пар в магазине. И если кому-то нужно срочно и нет времени ждать заказ, то есть из чего выбрать. 

-Сколько стоит пара обуви в среднем?

Валентин Фрунзэ 450-600 евро. В основном, 450. То, что в магазине, немного дешевле.

Валентин Фрунзе: Мы создаем пару обуви за семь дней, точно также, Господь создал Землю за 7 дней. Но сравните этот мир и эту туфлю.

-Почему не бросили и не ушли на другую работу, которая была бы легче?

Валентин Фрунзэ: Ты думаешь, если бы я закончил этот факультет банковского дела, я бы в лучшем случае был директором филиала банка. А если бы кассиром? Думаешь, это интересная работа? Моя работа интересная. Какая работа может быть интересней, чем то,что мы делаем? Я не могу себе представить работу интересней. Мы иногда мечтаем, что бы мы купили, если бы у нас был миллион долларов. Если бы у меня был миллион долларов, я бы купил самую крутую кожу в мире  и делал бы самые крутые туфли. Куда пойти в другое место работать? Что еще делать?  Я не знаю и не могу себе представить работы лучше, чем эта. Дайте мне пример любой профессии, и я вам скажу, какая профессия лучше.  Интереснее, может быть только гонщик «Формулы-1». Можно три сезона погонять, заработать кучу денег, вернуться и делать туфли.  Понимаете, погонять на «Формуле-1» можно, пока молодой, а туфли можно делать до старости.  Нет, я не могу себе представить работу лучше. Тем более, когда ты конкурируешь с самыми лучшими мастерами. Мы же в высшей лиге. Мы, три молдавана, в высшей лиге. Это так круто, вы не можете себе представить.  Мы развиваемся так, как должна развиваться такая мастерская.

-Есть идеи расширяться?

Валентин Фрунзэ: Есть, хотелось бы помещение побольше, может еще одного коллегу. Но оставим это истории. Мы никуда не спешим, всегда хочется чего-то большего, но мы не торопимся.

Алина Грабаровская.

ПОДЕЛИТЬСЯ